Confessio Fraternitatis

Через год после публикации «Fama Fraternitatis», в 1615 г., в немецком Касселе Вильгельмом Весселем издается второй (или четвертый, если считать «Всеобщую реформацию» и «Consideratio Brevis») розенкрейцерский манифест — Confessio Fraternitatis («Исповедание Братства»). Изначально он публикуется (анонимно) на латыни, затем в том же году — на немецком. Как и Fama, этот манифест был опубликован не как отдельный текст, а вместе с «Secretioris Philosophiae Consideratio Brevis a Philippo a Gabella:» («Краткий очерк самой тайной философии, написанный Филиппо а Габелла»).

Полное название манифеста в переводе на русский язык звучит как «Исповедание достохвального Братства всечтимого Розового Креста, составленное для уведомления всех ученых мужей Европы».

Confessio Fraternitatis уточняет многие аспекты духовной философии розенкрейцеров и этим текст очень ценен. Как и остальные розенкрейцерские тексты, манифест требует внимательного изучения и размышления над каждой его строкой, поскольку в нем нет ничего, что не было бы важным. Несмотря на небольшой объем, это не та литература, которую можно наспех просмотреть и почерпнуть что-то на скорую руку. Это текст-проверка для кандидатов розенкрейцерской работы, в некотором смысле, текст-посвящение, потому что именно через чтение ранних источников зачастую устанавливается первый контакт с Братством.

Те, кто пробегает глазами содержание, не вникая и не вдумываясь, могут, например, воскликнуть: а где же обещанные в Fama Fraternitatis «тридцать семь причин, по которым Орден объявляет о своём существовании»? На самом деле эти причины приводятся, но розенкрейцеры, естественно, не нумеруют их по списку. Они зашифровывают их в текст, который становится для разумных, внимательных читателей принципиальным доказательством, что Орден отныне обращается ко всему миру, готовый оказать ему бесценную духовную помощь.

Главная весть Confessio заключается именно в этом: розенкрейцерство обращено ко всему человечеству, оно готово открыть свою сокровищницу перед каждым, кто сможет понять, как ее найти. Однако, несмотря на то что манифесты сразу же были переведены на разные языки, постичь их суть могли и по сей день могут далеко не все. Поэтому розенкрейцерство — и открытое, и «тайное» знание одновременно.

Несмотря на то, что розенкрейцеры осознают, что не будут поняты всеми, и идут на определенный и весьма немалый риск, они выступают, по повелению Господа, со своим посланием перед человечеством и протягивают свои дары всем, кто хочет и способен их взять:

«…все, что было обретено ценою великих усилий и неустанного труда, открывается не имеющим о том ни сведения, ни даже простого понятия…»
«…сколь истово ни почитаем мы свои секреты и тайны, все же приемлем за должное довести до многих знания и сведения о них…»

Остается только удивляться, что было со зрением и восприятием тех более поздних интерпретаторов, для которых розенкрейцерство вдруг стало тайным сборищем людей в черных плащах, элитарным клубом «избранных» или надстройкой над масонством.

Текст Confessio содержит множество вдохновляющих обращений к тем, кто способен откликнуться на зов Братства:

«…мы не желаем ваших денег, но доброй волею хотим уделить вам от наших великих сокровищ, не ищем отнять ваше имение с помощью выдуманных ложных тинктур, но хотели бы разделить с вами наши богатства. Не иносказаниями говорим мы с вами, но обещаем привести вас к простому и понятному толкованию, объяснению и познанию всех тайн. Мы не набиваемся к вам, но сами приглашаем вас в свои дома и дворцы, что превыше царских хором, и все это – не по собственному побуждению, но (да будет вам известно) наущением Божьего Духа, Его увещеванием и по знамениям нынешнего времени».

Розенкрейцеры подчеркивают, что речь по-прежнему идет о внутреннем пути и о внутренних, духовных сокровищах («дары, внутри вас заключенные») и необходимости отказа от погони за внешней материальной выгодой от контакта с Братством (в тексте содержится предостережение «ищущим чего-либо иного, помимо мудрости»).

Обратите внимание: ни в одной строке розенкрейцеры не призывают вступить в их Орден через написание каких-либо прошений и не приглашают отправиться на поиск братьев за тридевять земель. (Что же удивительного, что ни на одно из сотен опубликованных впоследствии писем-обращений к Ордену не было никакого ответа). Те, кто ищет связь с Орденом, обретают ее, прежде всего, в своей душе. Поэтому в словах о том, что «ничья искренность и надежда не будут обмануты, если кто, под печатью тайны, обратится к нам и возжелает нашего Братства» не было никакой лжи, в которой обвиняли Братство.

Почему же розенкрейцеры обращаются ко всему миру и с такой щедростью протягивают ему свою мудрость и свои тайны? Это становится понятно из описания плачевного состояния религии с ее златолюбием и папской тиранией, а также философии, заблудившейся в бесплодных спекуляциях. Человечество испытывает потребность в помощи, хотя в своем безумии и слепоте не вполне это осознает. Кроме того, согласно пророчеству книги Наометрия, в кругу изучающих которую и зародилось розенкрейцерство, для мира наступило последнее время — время максимально полного раскрытия Истины. Тот, кто не постигнет ее теперь, не постигнет ее уже никогда.

«Здесь надлежит нам сказать и довести до всех, что Богом решено твердо и неотменно – даровать и послать миру перед его кончиной, которая не замедлит вскоре последовать, таковую истину, свет, жизнь и славу, каких Адам, первый человек, лишился еще в Раю, отчего потомство его, как и сам он, оказалось ввержено и погружено в страданье».

И снова те, кто не готов погрузиться в глубинные смыслы послания братьев, спросят: где же ваша «обещанная кончина мира»? И почему вместо столь чудесного обетования расцвета и преумножения Братства в Европе началась Тридцатилетняя война, погрузившая ее в кровь и хаос?

Осуществление этого пророчества, дорогие братья и сестры, не происходит мгновенно по причине, объясненной в 2 Пет. 3:9: «Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая , чтобы кто погиб…» Иными словами, человечеству дается время, чтобы как можно больше людей смогли вспомнить, кто они, и восстановить свои права Сынов и Дочерей Божьих.

Необязательно, кроме того, что «конец света» придет через различные масштабные катастрофы, как это показывается в американских блокбастерах. Он может означать невозможность духовной работы, «закрытие границ» между нашим и Высшим миром, после чего виртуальная матрица земного мира все еще может некоторое время изображать «жизнь».

После публикации манифестов прошло уже более 400 лет, за которые мир впал в еще большее безумие, деградацию и вырождение. Но, говорится в Confessio Fraternitatis, перед тем, как ему в том или ином виде придет конец, людям будет дана последняя попытка спасения: в колодец темноты и неведения будет опущена последняя веревка, которая, как описано в «Химической свадьбе Христиана Розенкрейца», вытащит больше всего людей.

В этом заключен ответ на вопрос, почему в 2021 году мы с таким тщанием изучаем тексты начала 17 века, рассматривая каждую их строчку как драгоценный камень на свету. Импульс, пришедший в мир тогда, скоро придет в мир снова, и в этот раз он должен стать намного ярче и мощнее.