Elias Artista

В розенкрейцерстве существует предание о великом Духе (Ангеле, Сверхсуществе), который является покровителем Ордена. Его имя — Elias Artista — розенкрейцеры прошлого всегда произносили с большим благоговением. Спустя века, когда необходимость изучать ранние тексты постепенно была предана полному игнорированию, это имя было известно лишь тем, кто хорошо знаком с изначальным розенкрейцерством. В их кругах внимание к Elias Artista не угасало никогда, потому что именно с ним связано исполнение финальных целей Ордена. В трудах Парацельса, Франкенберга, П.Седира, С. де Гуайта, А. Уэйта и многих мистиков и оккультистов вы обязательно прочитаете об Элиасе Артиста.

Однако сказать о нем получится еще меньше, чем о самом Христиане Розенкрейце, поскольку области бытия, связанные с ним, недоступны нашему сознанию. «Единственное, что можно сказать, — писал Поль Седир, — что он является притягивающей и гармонизирующей силой и что он работает над тем, чтобы объединить всех людей в единое тело». Именно Элиас Артиста следит за тем, чтобы Работа Ордена не искажалась, и поддерживает эту Работу в мире, благословляя на нее всех, кто связан с Орденом.

Слово «артиста» указывает на совершенное владение искусствами и науками (лат. artista — искусник, художник, мастер, от лат. ars — искусство). Таким образом, речь идет о великом Мастере Искусств (прежде всего, духовных). Говоря о нем, Г.О.М. подчеркивал, что Elias Artista ведет адептов к розенкрейцерской реинтеграции (духовной реализации) не «путем блаженных, бесхитростных сердец», но через единство самоотвержения, безграничного альтруизма и Оккультных Наук («он ухищряется, он комбинирует; он заслуживает название Artist’a»).

Легенда об Elias Artista восходит к Парацельсу, описывавшему его как Великого Мага и Алхимика, которому человечество будет обязано духовной революцией и очищением, преображением всех наук и искусств.

Уэйт ссылается на Парацельса, приводя его пророчество из восьмой главы «Трактата о металлах»: «Бог позволит сделать открытие высочайшей важности, оно должно быть скрыто до прихода Elias Artista». В первой главе того же труда он говорит: «И это истина, что нет ничего сокрытого, что не могло бы быть открыто; по этой причине чудесное существо придет после меня, которое еще не живет и которое откроет многое». Некоторые алхимики 16-17 века отваживались подписывать работы именем Elias Artista, но это, конечно же, было очередное шарлатанство.

Иногда оккультисты связывают имя Элиаса Артиста с библейским Ильей (в текстах вы можете встретить как написание «Helia Artista», так и «Elias») или с Енохом. Здесь также вспоминается ветхозаветное пророчество: «Вот, Я пошлю к вам Илию пред наступлением дня Господня, великого и страшного» (Малахия 4:5) В других источниках вы можете прочитать, что Elias Artista — тринадцатый Брат, который, в отличие от остальных Двенадцати, незрим и никогда себя не проявляет в мире, но именно он является главой всего Ордена. Согласно некоторым исследованиям (на которые также ссылается Уэйт), автор манифестов розенкрейцеров И.Андрэа считал, что под Elias Artista следует понимать не отдельного человека, а сообщество, группу, орден.

Разные точки зрения не противоречат друг другу: они всего лишь отражают различные грани истины, полноту и величие которой, как уже было сказано, сознанию человека действительно невозможно вместить.

Важно понимать, что хотя пророчества, связанные с Elias Artista и эрой духовного прогресса, которую он однажды установит, очень вдохновляют, было бы абсолютной ошибкой ждать пришествия некого человека, который выполнит всю работу за нас самих. Elias Artista как духовная сила прикасается к каждому, кто призван к розенкрейцерской работе, чтобы проявить Славу Ордена во всем мире через труды такого кандидата. Поэтому де Гуайта писал:

«Дух света и прогресса, он воплощается в существе доброй воли, которое пробуждает его. В тех, кто оступается на пути, уже нет Elias Artista».

FAMA ГОВОРИТ «НЕТ»

Братья и сестры, на нашем сайте опубликован обзор второго текста розенкрейцеров — Fama Fraternitatis, изданного вместе с «Всеобщей реформацией».

Ниже мы поговорим уже не о нем самом, а о том, как столь прекрасная и возвышенная Весть Братства могла быть обличена в нашем мире в такие уродливые формы, какие мы встречаем в последующей истории розенкрейцерства.

После публикации манифеста Fama Fraternitatis вся Европа сотряслась: тысячи людей стремились найти Братьев R.C. и вступить в их достопочтенный Орден. Но зачем? Как было очевидно по всему происходящему, почти никто из этой экзальтированной толпы не понял смысл послания Ордена, «Зова Братства». Люди по-прежнему стремились лишь к новым возможностям обогащения и реализации своих амбиций — никакая «внутренняя алхимия» или «химическая свадьба» души и Духа их абсолютно не интересовала.

«Волна «розенкрейцерского фурора», — пишет Ф. Йейтс, — захлестнувшая Германию сразу же после того, как прозвучали «трубные гласы» манифестов, очень скоро превратилась в мутный поток — слишком многие пытались присоединиться к ней, даже не понимая, что, собственно, происходит».

Поэтому уже в 1619 г. в своей работе «Turris Babel» («Вавилонская башня») автор манифестов розенкрейцеров Иоганн Валентин Андреэ разочарованно пишет: «Die Fama sagte Ja; jetzt sagt sie Nein» («Фама» говорила «да», теперь же она говорит «нет»). Он, однако, подчеркивает, что дистанцируется только от того «Братства», которое выдумали себе люди, а не того «истинного, христианского Братства, благоухающего под Крестом Розами…»

Розенкрейцеры очень разочаровались в реакции мира на их обращение к нему. Призыв к обществу проснуться духовно и направить свой путь к высокому и священному прошел мимо ушей, и в голове людей остались лишь отголоски слов о «золоте и власти». И даже те немногие, кто все же осознал, что речь идет о нематериальном золоте и начале беспрецедентной духовной работы, зачастую не видели за внешним глубинную суть. Они так и не поняли, в чем отличие вести Ордена от тех глупостей, которые предлагали Аполлону мудрецы, а именно: «всеобщая реформация всего пространного мира» возможна только тогда, когда будет осуществлена внутренняя духовная реформация определенного числа людей.

Даже если процент тех, кто осуществит эту внутреннюю реформацию, будет совсем небольшим, мир изменится. Он выйдет на новый виток своей эволюции, озарится Божественным светом и вернется, преображенный, к истокам своего бытия.
Но судя по тому, что все мы видим в мире сегодня, это число до сих пор не набралось и растет крайне медленно.

То, что мир не смог воспринять розенкрейцерскую весть — это еще полбеды. Гораздо хуже то, что на место изначальной цели всеобщей духовной реформации пришли завиральные идеи пародистов Братьев и актеры церемониальных шоу. Спокойный и разумный голос высокопросвещенных мистиков затмило загадочное бормотание шарлатанов в черных капюшонах и сомнительные речи Остапов Бендеров от розенкрейцерства, корыстных и отвратительных авантюристов.

Для понимания дальнейшей судьбы вести Fama Fraternitatis и других манифестов обратимся к Францу Гартману — человеку, понимавшему глубину падения лже-розенкрейцеров и разделявшему боль розенкрейцеров истинных, видящих всю эту вакханалию. Поясняя причины трагедии розенкрейцерства, он описывает атмосферу 18 века — то есть время расцвета всевозможных «тайных обществ», в том числе масонства.

Атмосфера лож привлекала духовных искателей — искренних и с хорошим потенциалом к Работе. Им казалось, что «тайные общества» и есть подобие того, что должен представлять собой Орден. Но среди кандидатов были не только достойные люди, но и «авантюристы всех мастей», и их было немало.

Что же привлекало их? Дело в том, что многие были разочарованы масонством: «они переходили от одной ступени к другой, платя большие суммы за то, чтобы быть допущенными в ступени высшие, и все же никаких откровений не было ими получено, и всё, что они узнавали, было какой-то другой новой формой церемонии, знание которой едва ли стоило той цены, которую они заплатили за нее». Но когда объявлялся кто-то, кто якобы мог предложить что-то большее, да еще подтвердив все это некими документами о связи с Орденом R.C., к нему проявляли огромный интерес.

Неудивительно поэтому, что «…масоны открыли свои ряды для любого, кто считался розенкрейцером, и что если последнему удавалось убедить братьев в том, что он на самом деле является такой привилегированной личностью, то он сразу же приобретал большое влияние в ложе. Эти обстоятельства открыли двери масонских лож великому множеству странствующих авантюристов, бродяг, жуликов и шарлатанов…»

Иными словами, как ясно из текста Гартмана, розенкрейцерство довольно скоро было сведено к внешнему церемониалу, а аферисты, наполнившие ложи под видом «братьев ордена», окончательно исказили последние остатки розенкрейцерских идей. Мы не будем здесь называть имена этих людей и переводить подробные рассказы Гартмата о всех их деяниях, но отметим, что именно все они и стали, к огромному сожалению, «лицом» розенкрейцерства на долгие годы.

«Позор, который навлекли на имя розенкрейцеров эти псевдо-розенкрейцеры, был так велик, что даже по сей день всё, что связано с розенкрейцерством, в Германии считается тождественным фанатизму, пиетизму, лицемерию, мошенничеству, животности и абсурду» — завершает Гартман.

Увы, самые высокие духовные импульсы разбиваются о скалы человеческой гордыни, глупости, ограниченности. Эго человека хитро, как дьявол, и постоянно протягивает кандидатам гнилые яблоки ложных истин и самоутверждения. Вместо того, чтобы стать тихим перед «Братством, благоухающим Розами под Крестом» и позволить начаться в себе великим Процессам, люди с жадностью набрасываются на эту лживую гниль, да еще выдают ее за «истинное розенкрейцерство».

Братья и сестры, не идите путями тех, кто осквернил подобным образом розенкрейцерское учение. В начале пути искушение сделать это особенно сильно. Вспомните, что, когда Христиан Розенкрейц получает приглашение, он исследует себя и видит, что его невежество все еще очень значительно, равно как и многие исходящие от его эго пороки. Так и всем нам нужно принять, что в нас есть тьма, и не давать ей волю.

Герман Гессе, несмомненно испытавший влияние розенкрейцерства, в одной из своих книг пишет, что то, что хочет быть великим и жить долго, должно служить, но многие не знают этого закона и потому стремятся господствовать. Друзья, суть розенкрейцерства именно в готовности служения — Господу и ищущим Его. Алхимическая печь внутренней трансформации разжигается лишь тогда, когда вы топите ее всем, что мешает вам подняться над интересами земного мира и всеми его подделками, и готовы делиться ее священным жаром с миром, не требуя ничего взамен. Такова цель.

Если вы, дорогой друг, готовы к этому, Famа по-прежнему отвечает вам «ДА», и незримая Братская Цепь тех, кто никогда не предаст и не оставит вас, торжественно размыкается, чтобы принять вас в число своих звеньев.

Русскоязычное издание Fama Fraternitatis, 1784 г.


Копирайт на розенкрейцерство

«Постоянное и неправомочное использование титула розенкрейцера самозванцами всех мастей с целью наполнить через это свои карманы за счет тех из широкой публики, кого они могут таким образом обмануть, в конце концов достигло масштабов настоящего вреда. Поэтому я пишу эту статью как Внешний Глава Истинного Ордена…» С таких «скромных» слов начинается статья МакГрегора Мазерса в журнале AZOTH (1917 г.), обличающей розенкрейцеров-«самозванцев», в частности, по мнению Мазерса, тех, кто стремится к распространению оккультного знания среди широких масс.

Мазерс, конечно же, не был единственным, кто претендовал на титул «главы истинного ордена». Европа всегда была богата людьми, считавшими себя «единственными настоящими» розенкрейцерами, еще со времен Шрепфера, Бишоффвердера, Вёльнера и прочих им подобных. И не только Европа: на сайте Fraternitas Rosae Crucis (США) вас и ныне поприветствуют, представляясь «подлинным Братством Розенкрейцеров, учрежденным в Германии в 1614 году».

Не много ли «истинных розенкрейцеров» для одного нашего бренного мира, друзья? Как не вспомнить, прости Боже, известную шутку о том, что во всем мире в церквях хранятся 12 голов Иоанна Крестителя, но настоящих из них только три.

Аргументация попыток возвысить себя над «самозванцами» у многих обществ и отдельных лиц, как правило, сводилась именно к цепочке исторической преемственности, якобы ведущей к розенкрейцерству 17 века, в немецкий Тюбинген, к авторам манифестов.

Если вы застали объявления о магических услугах в газетах 90-ых годов, то помните, какой у бабок и гадалок был тогда аргумент: ссылка на поколения, по которым передавался их «дар». Люди всегда легко верят в силу «переданного дара», хотя и скучно бывает читать однообразный текст-клише, кочующий из страницы в страницу. Многие оккультные группы используют тот же прием: наши «мудрость и духовность» достались нам от наших предшественников, а им — от тех самых Братьев. Оказывается, розенкрейцеры из Тюбингена от отвергшей их Европы то ли в Индию уехали, то ли в Америку, (то ли на Нибиру), а уж потом передали знания тем самым «истинным преемникам».

Но люди, стоявшие у истоков розенкрейцерства, бьют по алчным рукам всех, кто тянется к ним за «подписью на завещании». И.В.Андреэ, автор манифестов, открещивается от всех подобных лиц, а в конце концов и вовсе называет розенкрейцерство выдумкой (ludibrium), стремясь хоть как-то обезопасить его от дальнейших посягательств. Розенкрейцеры тюбингенского круга, глядя на беснование вокруг их манифестов, слишком хорошо поняли, что будет, если передать какой-то группе «копирайт на розенкрейцерство» и признать ее как связанную с Орденом. На все призывы и мольбы раскрыть себя розенкрейцеры ответили миру абсолютным молчанием.

В этом молчании те, кто слышит душой, а не своей низшей природой, восприняли ответ Братства и поняли, как его найти, как вступить с ним в контакт и воистину стать розенкрейцером. Братья и сестры Креста и Розы, да будут благословенны их самоотверженные труды, веками тихо и неприметно работали, и мир, незримо для толпы зевак, содрогался от разожженного ими духовного огня. Остальным же не оставалось ничего, кроме как биться друг с другом в битве за звание «внешних глав истинного ордена». В то время как такие светочи, как Ян Амос Коменский, Якоб Беме, Михаэль Майер, Карл фон Эккартсгаузен, Франц Гартман, Н. Новиков и его соратники, М.Гендель (это лишь те, с кем мы пока успели немного познакомить читателей), изливали этот духовный огонь сердца, желая обработать им бесконечные раны человечества, другие придерживались точки зрения Мазерса:

«Я не сомневаюсь, что многие из читателей этой статьи сразу же скажут: “Что толку во всей этой секретности и таинственности?…» Такой подход не только облегчает самозванцам процветание за ваш счет, когда они делают вид, что учат и открывают вещи, которых они никогда не знали, но также способствует развитию идеи, что Истинная Мудрость, то есть оккультная наука всей Вселенной, может быть легко понята и постигнута без особых затруднений».

Но именно так и обстоит дело: Истинная Мудрость легка, проста и открывается всем искренне по ней тоскующим. Для ее постижения не нужно облачаться в костюм египетского жреца, мастерить себе презентабельный жезл или связываться с обществами, требующими от вас выполнения тысяч условий взамен непонятно на что. Открытость сердца Духу, а также стремление к бескорыстному служению своим братьям и сестрам, всему человечеству — это то, во что невозможно «посвятить» и что нельзя «передать». Этому также нельзя «обучить», и «купить» за взносы это тоже не получится.

Розенкрейцерство рождается только из глубокой боли сердца, страдающего во тьме в тоске по свету и Отчему дому. Нет иного пути.

Духовная преемственность от Братства существует, но наследуется не так, как квартира или гараж — не бумажками, не документами. Прошли века, но люди так и не поняли, что невозможно доказать причастность к служению Высшему миру никакими земными средствами вообще. Поднимемся в более высокие области и скажем больше: даже на астральном уровне это невозможно доказать. Те, кто обладает даром ясновидения, действительно могут видеть некоторые отметки на людях, связанных с религиями или оккультными традициями (многие оккультные действия, особенно церемониальные, оставляют на астральном теле следы). Но плодов Божественной, духовной внутренней Алхимии они не видят. Если показать ясновидящим фотографии достойнейших людей прошлого (таких, как те, кого мы перечисляли выше), они не скажут, что человек достиг одухотворения души и не «прочитают» ничего особенного, хотя могут сказать: «я вижу, что человек как-то необычен» или «он(а) закрыт(а) для просмотра». При этом астральные отметки от низшей оккультной, не поднимающейся над уровнем эгрегоров работы (а потому привязывающей к Земле, а не освобождающей), они видят неплохо — мы много раз проверяли это. Если вы понимаете, что это значит, то вы поймете и следующее: то, что делает человека «истинным розенкрейцером», нельзя выразить и объяснить, это можно только пережить и ощутить в себе, и уже после — в других людях.

Розенкрейцер — это человек, соединенный с духовным пространством Sancti Spiritus. Именно оно отворяет дверь спасения перед тем, кто достаточно очистил свои мотивации и не желает ничего, кроме раскрытия Розы (Души) в себе и помощи в этом другим людям. Таким кандидатам это пространство дает благословение и бесконечные силы действовать. И именно оно выставляет перед самодовольными глупцами острый меч с надписью «cavete» — «берегись!» Иногда Sancti Spiritus посылает к достойному искателю своих работников или приводит его в группы подходящих людей, а иногда всего этого не требуется: человек, чувствующий призвание к розенкрейцерству, устанавливает контакт напрямую. Не играет особой роли, как это происходит — как будет воля Божья, так и случится. И как бы ни сомневался Мазерс в «импульсах, посылаемых из “Великой Ложи” или от “Мастеров”, именно эти импульсы, и только они, делают возможной духовную работу розенкрейцеров. Получая их, вы никогда не захотите их утаивать. Истина действует открыто.

В эфирный Храм Sancti Spiritus входят лишь те, кто следует примеру Христиана Розенкрейца, скромно ступающего туда с опущенными глазами. Как вы помните, в «Химической свадьбе», этом величайшем откровении Братства, самодовольные и напыщенные самозванцы спрашивали Брата C.R.: «как, и ты здесь?» (Ты, такой жалкий в своей скромной одежде, без шапки с пришитыми магическими звездами, без плаща с капюшоном, без рекомендаций от посвященных прошлого?) Брат говорит им: «да, и я здесь милостью Божьей». Все смеялись над ним, кроме тех немногих, кого практически нельзя было заметить среди разгульных воплей считавших себя самыми достойными.

«…более всего мне понравилось то, что все, к кому я испытывал хоть малое уважение, держались скромно и безупречно, говорили тихо, считая себя неразумеющими людьми, для которых Тайна Природы была слишком велика по сравнению с собственной их малостью,» — в этих строках Свадьбы содержится ключ к розенкрейцерству, друзья.

Если вы последуете примеру Брата C.R., вы увидите, как те, кто, мнит о себе что-то, разного рода «верховные маги» и «истинные адепты», катятся вниз по винтовой лестнице, в то время как вас будут ждать поистине потрясающие приключения.

Великий Посвятитель в вас непрестанно прикладывает меч к вашему плечу и призывает вас к Великой Работе. В этом — подлинная акколада рыцаря Креста и Роз. Вы способны к ней, но силам этого мира невыгодно вам об этом говорить, поэтому розенкрейцерство стало восприниматься столь искаженно. Ваша духовная природа, эта засохшая Роза вашей души, все еще может ожить. Если сейчас вы не верите, что именно в этом и есть «истинное» розенкрейцерство, продолжайте изучать эту традицию — с нашей помощью или сами — и вы это поймете.

Но это возможно лишь при условии вашего согласия с тем, что вы — ничто перед вашей Душой. Только когда вы отдаете себя ее водительству, вы становитесь на путь к «истинному розенкрейцерству», но пусть для вашего эго эти слова навсегда останутся пустым звуком. Люди этого мира обожают иллюзии, а потому украшают себя пафосными эпитетами и, подобно аборигенам, променивают духовное Золото на внешние побрякушки. Но удел сознания любого честолюбивого человечка всё тот же — смерть.

Однако для пробужденной и одухотворенной Души исход иной — Алхимическая Свадьба. Душе не нужны высокие звания и доказательства истинности или неистинности. Ей не нужен копирайт на розенкрейцерство, который она могла бы предъявить этому миру. Ее вообще не интересует этот мир.
Ей важно только, хватит ли ваших сил ухватиться за веревку спасения, которую опускает ей Братство в колодец тьмы, описанный во все той же «Химической свадьбе».

Если вы сможете соприкоснуться с Sancti Spiritus хотя бы однажды, вы окажетесь в потоках изобилия духовных сил, и тогда вы поймете, что импульсы Духа и Братства не просто реальны, они — единственная возможность выбраться из этого колодца, в который все мы однажды упали. Вы поймете, сколь широко простирается Работа розенкрейцеров и к каким сияющим высотам она ведет.

Да будет так, друзья!
Пусть не этот павший мир признает в вас однажды розенкрейцера, но Страж Порога.

Розенкрейцерский крест Якоба Беме

Имя Якоба Беме известно всем, кто хотя бы немного знаком с европейской духовной традицией. Однако не все знают, насколько сильно философия Беме связана с розенкрейцерством. Во многих его книгах мы находим точки пересечения с идеями и целями розенкрейцеров. Более того, барон Абрахам фон Франкенберг, издатель трудов Беме, его друг и ученик, основал розенкрейцерское братство под названием «Круг пансофистов», символом которого был крест с розой.

На связь Якоба Беме с кругом розенкрейцеров указывает даже надгробный крест Беме.

На этом искусно вырезанном деревянном кресте, который установили его друзья, были слова:

Рожденный от Бога,
Умерший в JHSVH (Иисусе),
запечатанный Святым Духом,
покоится здесь
ЯКОБ БЕМЕ
Из Альт-Зайденберга,
который в 1624 году,
17 ноября,
Около 6 часов утра
На пятидесятом году возраста его
Благостно ушел.

В этой эпитафии легко узнаются немного измененные строки из опубликованного десятью годами ранее манифеста розенкрейцеров Fama Fraternitatis:

Ex Deo Nascimur (из Бога рождаемся),
In Jesu Morimur (в Иисусе умираем),
Per Spiritum Sanctum Reviviscimus (Духом Святым возрождаемся).

На вершине креста был вырезан еще один маленький крест с Пентаграмматоном в центре, из которого исходят 12 лучей. Под ним изображен лежащим маленький ребенок, который опирается на череп; ниже надпись UHILJCIU, первые буквы фразы:

«Unser Heil Im Leben Jesu Christi Im Uns.»
«Наше спасение в жизни — Иисус Христос в нас».

Череп указывает на смертную личность, в которой дремлет Божественная сила (внутренний Христос) и через которую возможно возрождение Души в ее утраченном величии и славе.

Справа, с южной стороны, на кресте был изображен черный орел на вершине высокого холма. Левой лапой он наступал на голову большой свернувшейся змеи, в правой лапе держал пальмовую ветвь, а в клюве — лилию. На этой части креста написано слово VIDI.

Слева, с северной стороны, был изображен лев, увенчанный короной с крестом. Его правая задняя лапа стояла на кубе, левая — на опрокинутой имперской державе. В правой передней лапе он сжимал огненный меч, в левой лапе держал пылающее сердце. На этой части — слово VICI.

Посередине, под широким овальным полем, содержащим эпитафию, был изображен под пальмой у фонтана агнец с епископской митрой. Здесь — слово VENI.

(Veni, vidi, vici переводятся с латыни «пришёл, увидел, победил» и указывают на достигнутый в короткое время успех, в данном случае — победу над всем небожественным и достижение духовного триумфа).

Внизу, на основании креста, были написаны слова: «Я ухожу отсюда в рай».

К сожалению, многие современники Беме были настроены к нему враждебно, поскольку не понимали глубины его мистической философии и потому считали его еретиком. Тело тевтонского философа оставалось непогребенным в течение нескольких дней, пока семья боролась с местными религиозными властями, долго не разрешавшими христианские похороны для «еретика». Сам крест был разрушен вандалами спустя несколько дней.


Наследие Беме по-прежнему остается огромной помощью для тех, кто идет по пути Креста и Розы. Более того, в наши дни оно становится еще более актуальным и доступным для понимания искренним искателям, потому что наступают времена, когда мудрость открывается в той или иной степени изнутри все большему числу людей, подобно тому, как она внезапно и по милости Божией открылась Якобу Беме — неученому сапожнику, ставшему величайшим посвященным Европы. Сам он пишет об этом грядущем времени в своей легендарной «Авроре» так:

«Дух свидетельствует, что еще прежде, чем настанет конец, иной мирянин будет больше знать и разуметь, нежели знают ныне умнейшие ученые: ибо врата небес отверзаются; и кто не будет сам ослеплять себя, тот поистине увидит их».

Пророчество Беме постепенно сбывается: проходят времена, когда эзотерический путь пыталось прибрать к рукам ряженое в хранителей мудрости фарисейство.

Скоро мы вновь поговорим об этом подробнее с астрологической точки зрения.

(с) Studium Fraternitatis
по материалам «The life and death of Jacob Boehme», Abraham von Franckenberg

Клятва посвящения

Предисловие

Ниже мы предлагаем вам перевод подлинной клятвы розенкрейцера, приносимой при принятии в один из орденов (18 века). С подобными документами нужно и полезно знакомиться как с важной частью истории розенкрейцерства.

Но прежде мы приглашаем вас к размышлению. Задумывались ли вы, зачем вообще нужны клятвы при посвящении кандидатов в некое сообщество, и в целом, какова природа клятвы в эзотерической работе?

На самом деле сила клятвы достаточно велика. Если вы знакомы с любой, даже самой примитивной магией, то, скорее всего, знаете, что можете своими словами пообещать нечто некой силе взамен на что-то, и вас, вполне возможно, услышат. Например, вы обещаете еженедельно раздавать щедрую милостыню в течение года, если ваш родственник выздоровеет. Это может сработать, если у вас есть связь с каким-то более-менее сильным эгрегором (любым). Если вы получите «заказанное», но нарушите клятву, вам, что называется, «мало не покажется».

Не удивительно, что слово «клятва» в древности было синонимично слову «проклятье» («А не будут волю мою исполнять, то постигнет их моя родительская клятва» — Тургенев), а также означало отлучение от церкви. Обратите внимание на этимологию этого слова, которое в славянских языках сформировалось от корня kleti — «проклинать». Филологи знают, что первоначально слово имело значение «проклинать себя», позднее изменившееся на «клясться». Во многих европейских языках этимология схожая. Например, средневерхнемецкое swuor, от которого произошло современное Schwur, означало кощунство или проклятье.

Язык мудр: он подтверждает, что, в отличие от астральных сил, с силой Божественного Духа торговаться не получится и судит она не по словам, а по делам. Именно поэтому некоторые духовные сообщества даже далекого прошлого решительно отказывались от клятв. Ессеи, например, считали клятву хуже лжесвидетельства. «Они говорят, — пишет историк Иосиф Флавий, — что человек, которому нельзя верить на слово (без клятвы), уже осужден».

И действительно, клятва всегда предполагает элемент, с одной стороны, договора, а с другой — недоверия. Не случайно ведь, когда собеседник чувствует, что ему не верят, говорит: «клянусь, что это так!».

Нередко клятвы строятся на угрозах (например, в розенкрейцерской клятве, о которой мы будем говорить, вы прочитаете, что орден будет преследовать и осмеивать оступившегося, что, согласитесь, звучит дико для духовного сообщества). Это древняя, типичная ветхозаветная манера обращения с человеком, который недостаточно внутренне развит, чтобы обойтись без внешнего принуждения. Так, конечно, можно работать, но это далеко не самый высокий уровень духовной работы. В мире свободы, о которой говорит Новый завет, клятв нет, потому что в них попросту нет потребности. Подлинное розенкрейцерство — это не ветхозаветный, а христианский путь. Бог, к Которому мы стремимся, есть Любовь, а Любовь всегда предполагает доверие. «Любовь всему верит» и не будет «осмеивать и преследовать», не накажет даже за ошибку, потому что «Любовь долготерпит» и «всё переносит» (см.1Кор. гл. 13).

Вот почему Иисус говорил:
“Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы … А Я говорю вам: не клянитесь вовсе … Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого” (см. Мф.5: 33-37).

Если вы говорите ДА своему пути Креста и Розы и осуществляете на нем великое внутреннее алхимическое Преображение, вам не потребуется внешнего хлыста, чтобы вести себя праведно и благородно.

Вы никогда не предадите своего мастера или наставника, потому что испытываете к нему искреннюю благодарность и сердечную привязанность, а не потому, что вас лишат вашего градуса или степени.
Вы не скажете что-либо лишнее неподходящим людям не потому, что вам будет объявлен выговор, а потому что чувствуете, что и кому говорить — вы обладаете разумом и живым сердцем.
Вы не поступите как-то недостойно не потому, что вас выгонят из вашего общества, а потому что стремитесь к чистоте души и самому высокому благородству, которое помогает вам на пути к духовному рыцарству.
Вы, в конце концов, не причините боль своему брату словом или делом, не раните свою сестру не потому, что некая невидимая сила даст вам за это по шее, а потому что они небезразличны, более того, дороги вам.

Если всех этих качеств и стремлений у вас нет, то никакие клятвы вам не помогут и никакой связи с каким-либо орденом, а уж тем более с Духом, для вас не установят. Разве люди, выкладывающие в интернет доверенные им непубличные оккультные материалы, не приносили клятв? Разве те, кто объявлял войну своей духовной школе из-за конфликта с руководством, этого не делали?

Вспомните цитату из Евангелия выше. Если ваше слово НЕТ, если вы не даете питания своей душе и не позволяете ей возрождаться посредством внутренней работы, то ваши клятвы — очередная формальность и сотрясение воздуха. В них не больше смысла, чем в клятвах тех врачей, из-за халатности которых умирают люди, или чем в клятвах военных предателей, поклявшихся защищать родину.

Можете ли вы поклясться, что полюбите кого-то? Нет, это будет лицемерие. Любовь — не что-то такое, что можно пообещать, она должна родиться в сердце. Подобно этому и высшая, духовная любовь — источник всякой добродетели — рождается, когда сердце чисто и одухотворено. Если вы обладаете такой любовью или хотя бы стремитесь к ней, вам не требуются никакие клятвы. Поэтому мы убеждены, что в розенкрейцерстве будущего им нет места: Путь приемлет действительно только один из двух ответов — радикальное и бескомпромиссное ДА или честное НЕТ.

Елена Петровна Блаватская прекрасно понимала это. Поэтому в «Разоблаченной Изиде» мы читаем слова, которыми хотим закончить наши предварительные комментарии к клятве:

«Клятва никогда не будет связывающей до тех пор, пока каждый человек полностью не поймет, что человечество есть высочайшее проявление на земле незримого верховного божества, и каждый человек есть воплощение своего Бога, и пока чувство личной ответственности не разовьется в нем до такой степени, что он будет считать нарушение клятвы величайшим оскорблением как для себя, так и для человечества. Ныне никакая клятва не связывает, если она не дана человеком, который и так безо всякой клятвы держал бы свое простое честное слово… «

______________

Исторические сведения

Сигизмунд Бакстрем (ок. 1750-1805) — выдающаяся фигура в истории розенкрейцерства. Разносторонне талантливый человек, он был врачом, алхимиком, художником, переводчиком алхимических и розенкрейцерских текстов. Бакстрем был посвящен в Общество розенкрейцеров на острове Маврикий 12 сентября 1794 года графом де Шазалем, которому на тот момент было 96 лет.

У самого Бакстрема после возвращения в Лондон также были ученики, наиболее известен из них Александр Тиллок (создатель научного журнала Philosophical Magazine, который издается до сих пор с 1798 г.). Клятва посвящения Тиллока, приносимая при посвящении в орден, в точности идентична клятве самого Бакстрема. Это дает дополнительное указание на то, что существовала группа розенкрейцеров в Англии около 1800 года, известная как “Общество Бакстрема”. Эта группа считается предтечей Societas Rosicruciana in Anglia (SRIA) и других герметических и розенкрейцерских орденов 19-20 века. Например, «Философскую печать» — эмблему Общества Бакстрема, которая использовалась, по меньшей мере, с 1794 г. — мы случайно обнаружили в рукописях архивов КОРК (Каббалистический Орден Розы+Креста — Ordre kabbalistique de la Rose Croix, создан в 1888 г.).

Документ дает ценное представление о принципах, по которым работало Общество. Клятва состоит из четырнадцати обещаний или обязательств. Четвертый пункт, указывающий на равноправие полов в работе ордена, будет особенно интересен тем, кто до сих пор ставит знак равенства между розенкрейцерством и масонством.

«Философская печать» Общества Бакстрема

_____________

Текст клятвы

Во Имя יְהרָח אלהזִב, Истинного и единственного Бога, Проявленного в Троице.

Настоящим я обещаю самым искренним и торжественным образом неукоснительно соблюдать следующие пункты в течение всей моей природной жизни, насколько только доступно по моему знанию и возможностям; эти пункты я подтверждаю клятвой и моей собственной подписью, прилагаемой к этому письму.

Один из достойнейших членов августейшего, древнейшего и ученейшего Общества Искателей Божественной, Духовной и Природной Истины (Общество это более двух с половиной веков тому назад, то есть в 1490 году, отделилось от Вольных каменщиков, но вновь объединилось в едином духе между собою под наименованием Fratres Rosae Crucis, Братьев Розового Креста, то есть Братьев, верующих в Великое Искупление, совершенное Иисусом Христом на Розовом Кресте, запятнанном и отмеченном Его кровью ради искупления Духовных существ), счел меня достойным быть принятым в их августейшее Общество в качестве Члена-Ученика и Брата, и дабы приобщиться к их возвышенному знанию, настоящим я самым торжественным образом обязуюсь:

1. Что я всегда, насколько это в моих силах, буду вести себя, как подобает достойному члену Общества, с рассудительностью и благочестием, и постараюсь доказать свою благодарность Обществу за столь высокую благосклонность, которую я теперь получаю, в течение всей моей природной жизни.

2. Чтобы избежать осмеяния, оскорблений и преследований этого августейшего Общества, я никогда не буду предавать гласности, что я его член, и не буду раскрывать имя или личность таких членов, которых я знаю в настоящее время или могу узнать в будущем.

3. Я торжественно обещаю, что никогда в течение всей моей жизни не буду ни публично раскрывать тайные знания, которые я получаю в настоящее время или могу получить в будущем от Общества или от одного из его членов, ни даже в частном порядке, но буду хранить наши Тайны неприкосновенными.

4. Настоящим я обещаю, что перед тем, как покинуть эту жизнь, я наставлю в нашем тайном знании одного или, самое большее, двух людей, передам посвящение и приму такого человека (или людей) в качестве члена или ученика в наше Общество таким же образом, каким я был посвящен и принят; но только такого человека, которого я сочту действительно достойным и с порядочным, благонамеренным нравом, с безупречным поведением, рассудительной жизнью и жаждой знания. И так как в Духовном Мире нет различия полов, ни среди Благословенных Ангелов, ни среди разумных бессмертных Духов человеческого рода, и так как у нас были Семирамида, царица Египетская, Мириам-пророчица, Перенель, жена Фламеля (самая известная женщина-алхимик в истории — прим. SF), и, наконец, Леона Констанция, аббатиса Клермонская, которая действительно была принята в наше Общество в качестве практикующего члена и Мастера в 1736 году, — женщины, которые считаются обладателями Великой Работы, следовательно Sorores Roseæ Crucis и членами нашего общества в силу владения, а поскольку владение этим нашим Искусством — это ключ к самым сокровенным знаниям; и, более того, так как искупление было явлено человечеству посредством женщины (Пресвятой Богородицы), и поскольку спасение, которое бесконечно дороже, чем все наше Искусство, даровано как женщинам, как и мужчинам, наше Общество не исключает достойных женщин из посвящения, поскольку сам Бог не исключал женщин из всех блаженств грядущей жизни. Мы без колебаний примем достойную женщину в наше Общество в качестве члена-ученика (и даже в качестве практикующего члена или Мастера, если она действительно владеет нашей Работой и сама ее выполнила), при условии, что она, подобно Перенель, жене Фламеля, рассудительная, благочестивая, здравомыслящая, благоразумная и сдержанная, порядочного и безупречного поведения и жаждет знаний.

5. Настоящим я заявляю, что намерен, с позволения Божьего, начать нашу Великую Работу своими собственными руками, как только позволят обстоятельства, здоровье, возможность и время; во-первых, чтобы я мог творить добро в качестве верного распорядителя; во-вторых, чтобы я мог заслужить постоянное доверие, которое Общество оказало мне в качестве ученика.

6. Далее я самым торжественным образом обещаю, что (если я совершу Великую Работу) я не буду злоупотреблять вверенной мне великой силой, представляя себя как великого и возвышенного или стремясь появиться в мире публично, охотясь за тщетными благородными титулами и суетной славой, которая мимолетна и тщетна, но буду стремиться жить рассудительной и упорядоченной жизнью, как это делает каждый христианин, хотя и не обладает такими великими временными благословениями. Я посвящу значительную часть своего богатства и изобилия (которые могут бесконечно приумножаться частной благотворительностью) пожилым и глубоко страдающим людям, бедным детям и, прежде всего, тем, кто любит Бога и поступает праведно, и я буду избегать поощрения лени и профессии публичных нищих.

7. Я буду сообщать о каждом новом или полезном открытии, имеющем отношение к нашей работе, ближайшему члену нашего Общества и ничего не скрою от него, так как он, как достойный член Общества, не может злоупотребить этим и тем самым нанести мне вред; с другой стороны, я скрою эти тайные открытия от мира.

8. Кроме того, я торжественно обещаю (если я стану мастером и обладателем Великой Работы), что я не буду, с одной стороны, содействовать, помогать или поддерживать золотом или серебром никакое правительство, Короля или Властителя, каким бы ни было образом, кроме уплаты налогов; а также, с другой стороны, какой-либо народ или определенную группу людей, чтобы позволить им восстать против правительства; я оставлю общественные дела и вопросы правлению Бога, которое приведет к событиям, предсказанным в Откровении Святого Иоанна, которые быстро совершаются; я не буду вмешиваться в дела правительства.

9. Я не стану строить ни церквей, ни часовен, ни больниц, ни подобных общественных благотворительных учреждений, так как таких зданий и учреждений уже достаточно, если бы только они правильно использовались и управлялись. Я также не дам никакого жалования священнику или церковнику, чтобы сделать его еще более гордым и наглым, чем он уже есть. Если я помогу несчастному достойному священнику, я буду рассматривать его только в свете отдельной несчастной личности. Я не буду заниматься благотворительностью с целью сделать мое имя известным миру, но буду раздавать милостыню негласно и тайно.

10. Настоящим я обещаю, что никогда не буду неблагодарен по отношению к достойному другу и брату, который посвятил и принял меня, но буду уважать и помогать ему, насколько это в моих силах, так же, как он был обязан обещать это своему другу, который принял его.

11. Если я, путешествуя по морю или по суше, встречусь с неким человеком, который назовет себя Братом Розового Креста, я проверю его, сможет ли он дать мне надлежащее объяснение Вселенского Огня Природы и нашего магнита привлечения и увеличения его в виде соли, хорошо ли он знаком с нашей работой и знает ли он универсальный растворитель и его применение. Если я найду его способным дать удовлетворительные ответы, я признаю его членом и братом нашего Общества. Если я обнаружу, что он превосходит меня по знаниям и опыту, я буду почитать и уважать его как мастера выше меня.

12. Если Богу угодно будет позволить мне выполнить нашу Великую Работу собственными руками, я воздам хвалу и благодарность Богу в смиренной молитве и посвящу свое время совершению и продвижению всего благого, что находится в моей власти, а также поиску истинных и полезных знаний.

13. Настоящим я торжественно обещаю, что не буду поощрять бесчестие и невоздержанность, не стану оскорблять Бога назначением лекарства для человеческого тела или aurum potabile («питьевое золото» — универсальное алхимическое лекарство — прим. SF) пациенту или пациентам, инфицированным венерическим заболеванием.

14. Я обещаю, что я никогда не передам ферментированное металлическое лекарство для трансмутации никому из живущих, нет, ни единой крупицы, если только этот человек не является посвященным и принятым членом и братом Розового Креста.

Я охотно соглашаюсь хранить вышеприведенные пункты в том виде, в каком я их теперь получаю от достойного члена нашего Общества, как он сам их получил; подписываю своим именем и скрепляю своей печатью. Да поможет мне Бог. Аминь.

Перевод текста клятвы (с) Studium Fraternitatis по книге The Real History of the Rosicrucians, by Arthur Edward Waite (1887)

«Наометрия» — исток розенкрейцерства

«Наометрия» («искусство измерения храма») — одна из самых загадочных европейских книг, написанная Симоном Студионом (1543-1605). Ее две тысячи страниц содержат ценную эзотерическую информацию, пророчества, нумерологические расчеты, а также непростые для интерпретации рисунки Якоба Ледерлайна. На протяжении веков лишь узкий круг ученых мог ознакомиться с этой книгой: Вюртембергская библиотека (Штутгарт) отказывала в доступе к ней или получении ее копии. Даже просьбы Умберто Эко были встречены отказом. Однако в 2014 году, спустя ровно 400 лет после публикации первого манифеста розенкрейцеров Fama Fraternitatis, цифровые копии двух рукописных версий «Наометрии», вопреки всем ожиданиям, внезапно были опубликованы на сайте библиотеки.

Эти две версии, датированные соответственно 1596 и 1604 годами, по существу являются двумя различными работами, поскольку вторая «Наометрия» — существенно расширенная переработка первой версии, по сравнению с которой она вдвое длиннее и содержит два тома. Обе версии никогда не были опубликованы.

Завершение второй «Наометрии» (1604) совпадает с годом, в котором, согласно манифестам розенкрейцеров, была обнаружена гробница Христиана Розенкрейца, основателя Братства, с его нетленным телом. В том же году произошла вспышка сверхновой в созвездии Змееносца — это было важное предзнаменование, послужившее сигналом к провозглашению Орденом своей работы в мире.

Однако тайны «Наометрии» не были раскрыты в день, когда она появилась в сети. Во-первых, книга написана на латыни, во-вторых, она явно содержит эзотерические шифры, прочитать которые можно только с хорошей подготовкой в тайных науках (неслучайно в подзаголовке книги обещается познание «всех тайн природы»).

Название книги происходит от строки Книги Откровения (XI, 1): «И дана мне трость, подобная жезлу, и сказано: встань и измерь храм Божий, и жертвенник, и поклоняющихся в нём». Разумеется, речь не идет о каком-либо храме из камня, здесь перед нами — оккультный символизм, прообраз истинного христианства, не имеющего ничего общего с догматическими религиями.

Кем же был автор книги Симон Студион? Преподаватель латыни, историк и поэт, писатель, чья деятельность тесно связана с Тюбингенским университетом — колыбелью розенкрейцерства. Появление Студиона в Тюбингене вызвало большой интерес у тех, кто уже давно искал пути духовного обновления. Ими было образовано «Общество Наометрика», в которое вошли, среди прочих, Тобиас Гесс и Иоганн Валентин Андреа — будущий автор манифестов розенкрейцеров. Это был не единственный тайный союз, вдохновленный «Наометрией»: известно, что Студион основал как минимум еще одно общество под названием Crucesignati, что в переводе означает «отмеченный крестом». Становится очевидно, что «тюбингенский круг» единомышленников, в котором происходило развитие розенкрейцерских идей, во многом черпал вдохновение именно из «Наометрии».

В «Наометрии» содержится ряд пророчеств о будущем мира, стран, религий. В том числе там есть строки о падении папства, которые, конечно же, навлекли на Студиона гнев церкви. Он был понижен в должности и отправлен в ссылку в небольшой немецкий город Маульбронн. На следующий год после завершения «Наометрии» Студион умер — не исключено, что его здоровье сильно пошатнулось после такой реакции на его труд.

Вторая версия «Наометрии» заканчивается текстом для музыкальной композиции Versus de instantis temporis fato imminente («песня судьбы, надвигающейся на нынешнюю эпоху»), которая была впервые публично исполнена несколько лет назад хором Европейского университетского института во Флоренции. Послушать композицию можно по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=_0fdS6mMgpE Музыка к тексту была написана Иоганном Браухартом, загадочной фигурой, о которой практически ничего не известно, кроме того, что он был коллегой Симона Студиона.

«Наометрия» — книга, которая ждет своих исследователей. Будем надеяться, что и в среде современных розенкрейцеров также найдутся ресурсы для знакомства с одним из своих главных истоков.

(с) Studium Fraternitatis
по материалам The European University Institute

Розенкрейцерская молитва

Эта молитва была написана английским розенкрейцером Джоном Хейдоном (1629 –1667). Она начинается со слов «Jesus mihi omnia» (Иисус для меня — всё), что служит прямой отсылкой к манифесту розенкрейцеров Fama Fraternitatis.

Перевод (с) Studium Fraternitatis

О Ты, Вездесущий и Всеблагой, что бы я ни делал, помни, я молю Тебя, что я не более, чем пыль, не более, чем поднявшийся над землей туман, который всяким дыханием может быть развеян; Ты даровал мне Душу и законы, которым она должна следовать; да будет править мной Вечный Закон — первый, что Ты установил Человеку; сделай меня внимательным, чтобы видеть свидетельства Славы Твоей на всех путях моих; и там, где я не смогу постичь Тебя, пусть не только моё понимание, но и моё неведение смогут почитать Тебя.

Ты есть Всесовершенство; Откровение Твое сделало меня счастливым; не гневайся, о Всевышний и Единый, о Боже, величайший Творец, если Тебе угодно, позволь мне раскрыть эти тайны, Твои Дары, не к моей чести, а во имя Славы Твоей.

Я молю Тебя, Всемилостивый Боже, чтобы они не попали в руки невежественных людей, которые затуманивают эти истины к умалению величия Твоего, говоря, что они не могут быть преданы гласности, потому что то, что Бог открывает, должно храниться в тайне. Но философы-розенкрейцеры хранят эту тайну в лоне Бога, что я осмелюсь явить откровенно и ясно. Я умоляю Триединство, пусть это будет запечатлено так, как я написал, чтобы истина больше не омрачалась двусмысленными формулировками.

О, устреми Себя в мою душу и наполни ее Твоей Благодатью, Твоим Просветлением и Твоим Откровением. Сделай меня зависимым от Тебя, ибо Ты радуешься, когда человек считает Тебя своим Королем и не скрывает того Мёда Знания, который он открыл.

Я, почитающий Тебя, бросаю себя к Твоим ногам. О, утверди во мне доверие к Тебе, ибо Ты — источник всякой щедрости, и не можешь не быть милостивым, и не можешь обманывать смиренную душу, которая доверяет Тебе; и поскольку я не могу быть защищен Тобою, если не буду жить по Твоим законам, храни меня, о Владыка моей души, в послушании Твоей воле, и чтобы я не ранил свою совесть пороком и не скрывал Твоих даров и милостей, дарованных мне; ибо я знаю, что это разрушит меня изнутри и заставит Твой просветляющий Дух покинуть меня; я боюсь, что уже бесконечно уклонился от Откровения того Божественного проводника, которому Ты повелел направлять меня к истине; и посему я печально простертый и кающийся у подножия Твоего Престола; я взываю только к изобилию Твоего прощения.

Боже мой, Боже мой, я знаю, что есть мистерия за пределами обители душ, и потому достаточно глубокая, чтобы человек мог покоиться там в безопасности.

О Ты, существо существ, повели мне трудиться для Тебя и в раскрытые объятия Твоих Отеческих милостей броситься. За внешние блага я благодарю Тебя, и за то, что я имею, и даю другим во имя Триединства добровольно и с верою, не укрывая ничего из того, что было открыто мне и испытано не как дьявольское наваждение или иллюзия, но как дарование Твоих драгоценных милостей; изобилие и недостаток — в Твоих руках.

Я доволен тем, что Ты даровал мне. Благой Боже, воссияй в недрах души моей, даруй мне сердце лишь для того, чтобы возрадовать Тебя, я не прошу больше того, что Ты дал, и чтобы сохранить мне себя в порядочности и праведности. Спаси меня от дьявола, страстей и человеческих злодеяний, кои клонят душу мою к низости и разврату; да будет это величием моим, взойти на благородную высоту над ними и презреть их.

Возьми меня от самого себя и наполни меня только Тобою.

Объедини Свои благословения в этих двух — чтобы я мог быть истинно благ и мудр, дабы Твои Вечные Истины были дарованы и признаны.