Розенкрейцерские эмблемы Д.Крамера 18 (Nil sum) и 19 (Praepondero)

Продолжаем размышления-медитации, в основе которых — розенкрейцерские эмблемы из «Сакральной Эмблематы» Даниэля Крамера.

Эмблема 18 — «Я ничто» и Эмблема 19 — «Я перевешиваю».
___

В этот раз мы впервые рассмотрим сразу две эмблемы, поскольку в одновременном созерцании их сюжетов полнее раскрывается контраст между двумя состояниями человека, на которые они указывают.

На обеих эмблемах перед нами весы, взвешивающие Сердце. Этот образ непременно напомнит любому розенкрейцеру эпизод из «Химической Свадьбы Христиана Розенкрейца», описывающий испытание кандидатов взвешиванием:

«…были внесены огромные золотые весы и подвешены в середине зала. Возле них поместили маленький столик, накрытый красной скатертью. На столик поставили семь гирь: одну большую, четыре поменьше и две, каждая из которых была больше всех предыдущих».

Те, кто не выдерживал испытание, не могли участвовать в Свадьбе. Текст розенкрейцерского манифеста повествует, как императора, которому не хватило веса против всего одной последней гири, связали с великой мукой. «Кто слишком легок — берегись!» — не просто так эти слова были написаны в Приглашении, которое, наряду с другими кандидатами, получил Христиан Розенкрейц.

В свою очередь те, кто успешно проходил взвешивание, получали великолепную красную мантию, лавровую ветвь и с почтением приглашались идти дальше. Таких людей было мало: «…затем все остальные были по очереди взвешены. Из каждой категории один, самое большее два, выдерживали испытание, а чаще ни одного». Созвучны этому и слова розенкрейцера М.Майера из Silentium post clamores: «из шести тысяч кандидатов Братство едва ли выберет одного».

На первой эмблеме Сердце оказывается слишком легким: его перевешивает скрижаль закона. Однако на второй эмблеме мы видим, что значительно перевешивает уже Сердце, находясь на одной чаше с Крестом и Кубком. Здесь оно готово удостоиться той же славы и чести, что и Христиан Розенкрейц, выдержавший взвешивание вопреки своим сомнениям и опасениям.

О каком же законе идет речь? Разве не получил Моисей скрижали, изображенные Крамером, от самого Бога? Размышляя об этом, необходимо вспомнить, что в христианской традиции говорится о двух законах: об изначальном Законе, установленном Господом для Своего творения, и о том законе, который наложило само на себя павшее человечество. Этот второй закон является вынужденным, ограничивающим и очень строгим, если не сказать жестоким и грубым. Его кандалы — узы материи, пространства и времени — сомкнулись на тех, кто сам предпочел их Вечному Свету. Ярмо закона запустило механизмы кармы, являющейся своего рода службой исполнения наказания для человечества, которое отказалось и до сих пор отказывается выполнять свое призвание и предназначение. «Закон нас совершенно пригибает вниз» — такова реальность, отраженная в первой строке стихов к 18-ой эмблеме. В стихах к эмблеме 19 и вовсе говорится о «проклятии закона». Неудивительно, что Сердце, поднятое законом ввысь на весах, обличенное в своей недостойности и ощущающее свое бессилие, оказывается настолько жалким, что восклицает — NIL SUM! — «Я — ничто!». Закон довлеет над ним, обрекая на несвободу, страдания и смерть. Куда человек ни посмотрит в этой жизни, он всюду увидит действие этого закона; к чему ни прикоснется — почувствует ледяную печать Немезиды.

Но как бы безнадежно ни выглядела вся эта картина, за строкой о тяжести закона мы читаем другие три: «…милость Божья возвышает, поэтому мы потеряли бы надежду, если бы не было Христа». Под Христом здесь, как и чаще всего в розенкрейцерстве, понимается не человек, живший две тысячи лет назад, а сила, которая пробуждается в Сердце — та сила, которая обозначена на 19 эмблеме Чашей и Крестом рядом с Сердцем.

Поразмышляйте, дорогие друзья, как может человек преодолеть свою павшую природу и через это побороть власть закона? Способен ли он на это сам, без помощи свыше? Помогут ли ему в этом какие-то практики, обряды, ритуалы, позы йоги? «Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5) — отвечает на это Евангелие. Своими силами человек, который «продан греху» (Рим.7:14), не способен ни на что, и того, кто не имеет связи с Духом, жизнь рано или поздно заставит воскликнуть: NIL SUM!

Крест и Кубок — вот то, что должно взять с собой Сердце, если оно хочет выдержать испытание взвешиванием. Кубок — это символ духовной силы, нисходящей свыше в достойные и очищенные Сердца, это сила, без которой бессмысленны все старания. Крест — это символ жертвы, которая ожидается от человека в его духовной работе. Поэтому М.Майер продолжает: «Много званых, мало избранных. Мастера Креста и Розы показывают Розу, но они предлагают Крест». О тех, кто понимает смысл этих слов и стремится воплотить их в своей жизни, в Библии сказано: «вы, братия мои, умерли для закона» (Рим.7:4) и «если же вы Духом водитесь, то вы не под законом» (Гал. 5:18).

Это не значит, что благодать Господа дает право творить любой произвол. Свобода духовного мира не имеет ничего общего с искаженным восприятием этого слова в современном обществе. В книге Гартмана «В Пронаосе Храма Мудрости» говорится, что всё подчиняется воле розенкрейцеров, но лишь потому что эта воля становится тождественна Божественному закону. Она не повинуется ему — она сливается с ним. Ощущая реальность Божественного бытия в самом себе, Сердце, наконец, восклицает: Praepondero! — «Я перевешиваю!».

Вновь обратимся к 7 главе Послания к Римлянам, на которую ссылается Крамер: «…ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить Богу в обновлении Духа, а не по ветхой букве» (Рим.7:6).

Важный момент заключается в том, что «перевешивание» ветхого закона земного мира происходит постепенно. Это и есть то, что называется подлинной духовной работой: медленное рассеивание мрака чистым светом, плавный переход от власти жестокого, карающего закона к «игу, которое благо, и к бремени, которое легко» (Мф. 11:30).

«Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим. 7:22-24).

Сердце человека, вступающее на Весы, еще не раз будет перевешено старыми, тяжелыми и холодными скрижалями, но в конечном итоге оно должно победить закон — одержать победу над всем, что имеет отношение к роковой ошибке далекого прошлого, к неведению, тьме и падению.

Дорогие друзья, эти две эмблемы — прекрасная иллюстрация к тем ярко сверкающим строкам, которые обнаруживают розенкрейцеры, открыв гробницу Отца и Брата C.R. (см. Fama Fraternitatis):

LEGIS JUGUM («ярмо закона»),
LIBERTAS EVANGELII («Свобода Евангелия»).

Пусть эти строки откроются вам во всей глубине во время размышления над эмблемами. Тогда вы сможете понять смысл и великую силу еще одной строки в Гробнице: DEI GLORIA INTACTA — «Слава Господа неприкосновенна».

Оставить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s