Почему Дух уходит?

Процесс развития нередко предполагает замедления, приостановки и временные повороты назад. Если мы понаблюдаем за небесными телами, а именно за планетами, то увидим, что даже их движение не ровно — скорости меняются, а директность сменяет ретроградность.Так и на духовном пути неизбежны порой короткие стагнации и паузы, а также ошибки, сложности и разочарования. Но всё же и они — часть движения вперед.

Однако иногда бывает, что духовная работа останавливается навсегда. Она может остановиться для человека, для целого сообщества или даже для всего эзотерического направления. При этом то, что человека или группу людей оставляет Дух, вовсе не значит, что видимость работы прекращается. Напротив, иногда внешняя деятельность расцветает, увеличивается число приверженцев, достигаются какие-то кажущиеся важными цели, но всё это не более, чем улучшение состояния смертельно больного за несколько часов до кончины.

Дух уходит, потому что разрушается связь с традицией. На оккультном пути человек сам по себе не может ничего — он нуждается в покровительстве тех или иных высших сил. В случае с розенкрейцерством, это реальная помощь Братства в полном соответствии с обетованием ранних розенкрейцерских текстов. Некоторые несостоявшиеся кандидаты, нисколько не стремясь проявить себя достойными призвавшей их Силе и упрочить с ней связь, из своих честолюбивых стремлений вместо этого вносят в традицию неуместные новшества и примитивную отсебятину, в конечном итоге уничтожая сам дух учения. Они являются розенкрейцерами лишь номинально и всегда представляют огромную опасность для своих орденов и традиции как таковой. Фактически они врываются в Розарий, расталкивая опытных работников, и громогласно объявляют, что лучше знают, как действовать, но на самом деле они лишь топчут Розы и нарушают своими глупыми возгласами благословенную тишину. Оставив далеко наверху уровень соответствия розенкрейцерству, эти недо-кандидаты быстро собирают вокруг себя таких же, говоря словами Confessio Fraternitatis, stupidaingenia (лат. идиотов), и процесс кристаллизации ускоряется еще сильнее — если, конечно, его вовремя не остановить.

Дух уходит, потому что ему нет места среди фальши. Там, где не хватает сил на истинное Строительство, обязательно начинаются несмолкающие обсуждения и бесплодные разговоры о нем. Среди тех, кто громче всех кричит о «любви» и «единстве», всегда больше всего ненависти и разделения. Фома Кемпийский, почитаемый розенкрейцерами мистик, часто говорил: «в судный день нас спросят не о том, как хорошо мы говорили, но как свято мы жили». Те, кто обладает любовью, не произносят этого слова всуе; те, кто понимает смысл единства, больше делают, чем обсуждают.

Дух уходит оттуда, где его вибрации разрушаются. Чаще всего это происходит, когда люди не чувствуют разницы между духовной работой и, например, работой в своем офисе. Если они выдвигаются наверх в духовном сообществе, это верный признак беды, какими бы хорошими «менеджерами» они там ни казались. Об этих людях Иоганн Таулер говорил:

«Они на виду и у них громкие имена и титулы, они думают, что преодолели мрак и невежество, но в глубине души они непросвещенны и полны себялюбия, своеволия и целиком обращены к объекту собственного внимания, своей самости. Внешне их порой трудно отличить от друзей Божьих… однако тот, в ком есть Дух Божий, отличит их. Но в одном они и внешне отличаются от друзей Божьих: преисполненные предвзятости к другим людям и к истинным друзьям Божьим, они с удовольствием судят других, но только не себя, хотя друзья Божьи никого, кроме себя, не судят. Во всех вещах они ищут свое. Их дело владеет их помыслами, при любой возможности превозносят они свой опыт и познания и, даже говоря о Боге и божественных вещах, ищут и подразумевают лишь себя и удовлетворения своего Я. Это фарисейство так глубоко укоренилось в их сущности, что заполнило все уголки их души, так что кажется уже невозможным от него освободиться…»

Дух уходит, если поднимается слишком громкий шум. По этой причине чаяния многих мастеров начала 20 века вдребезги разбились о то, во что превратились их группы через примерно сто лет. Организации, основатели которых призывали к тщательному отбору кандидатов, открыли возможность вступления по клику ссылочки с ютьюба и с удивлением обнаружили в собственном руководстве настоящих, чистокровных ослов — тех самых, от которых призывал защищать Орден И.В.Андреэ; группы, состоявшие некогда из серьезных кандидатов, накручивают лайки на фейсбуке, отчаянно создавая видимость интереса к себе; сообщества, изучавшие сложнейшие оккультные науки, пытаются упрощать их в угоду недалекой толпе, неизбежно деградируя сами. Такова плата за забвение уроков их наставников: возвещая миру об истине, нельзя срывать голос, в противном случае мир будет слышать не речь адептов, но лишь больное и неразборчивое хрипение, на которое никогда не откликнутся достойные кандидаты.

Дух уходит, потому что его любят меньше, чем себя и мир. В книге «Тайные фигуры розенкрейцеров» поэтически красиво говорится, что сердце широко вверху и узко внизу, чтобы быть закрытым земному и открытым Богу. Увы, в оккультизм приходит много людей с безнадежно перевернутым сердцем, забывая о том, что лишь «самые совершенные сердца Дух избирает своей скинией». (Поль Седир)

Дух уходит, потому что протянутые им сокровища не смогли уберечь. Там, где крайне важна решительность, слишком часто допускают компромисс; там, где требуется жесткая воля адепта, приветствуется слабость и бесконфликтность; там, где нужно поднять острый защищающий Орден меч («cavete!»), по какой-то неведомой причине склоняются головы.

В конце концов, Дух навсегда уходит, потому что в результате всего перечисленного становится некому поддерживать его Огонь, не позволяя при этом дышать на чистое и святое Пламя тем, кто, осознанно или нет, пришел его погасить. Лишенная духовной инспирации и помощи свыше, работа бессмысленна — над ней смыкается купол тьмы и заживо ее хоронит. Так люди теряют нить, выводящую их из трясины материи, и так же умирают целые ордены.

В книге «Облако над Святилищем» Карл фон Эккартсгаузен писал о различии естественного и духовного человека. Важно помнить, что первый способен искусно имитировать духовность — говорить и даже действовать так, как ожидается от посвященного. Однако это лишь видимость — форма, в которой нет абсолютно никакого содержания. Научиться различать пустую и наполненную Духом форму (прежде всего, в самом себе) — необходимый навык. Обучаясь ему, естественный человек начинает свое духовное становление, в котором то, что было лишь образом, надеждой и далекой целью, постепенно должно раскрыться живой реальностью.

«Тогда закон нравственности состоять будет в любви и в действовании, вместо того, что он в чувственном, наружном, естественном человеке остается только пустой мысленной формой; и духовный человек, возрожденный в Духе, видит тогда в сущности все то, о чем естественный человек только мечтает, только имеет пустой звук, признаки и буквы, которые все, без внутреннего Духа, суть безжизненные мертвые образы».

Да будет так и да не постигнет всех нас судьба завядших Роз, дорогие братья и сестры.

Оставить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s